Трудовая миграция из Армении в Россию в кризисные и посткризисные годы (2009-2014)

Основной страной назначения эмиграции из Армении на протяжении всей последней четверти века была Россия. При этом, доля России в общем потоке эмиграции постепенно росла – от приблизительно двух третей в 1990-ых и начале 2000-ых гг. до более 85% ныне. Наряду с этим восстановился и более отчетливо выделился тренд на сезонную миграцию из Армении в Россию.

 

Как в позднесоветское время, так и сейчас, помимо миграции на постоянное место жительства, мы можем наблюдать и сезонную трудовую миграцию. В 2005-2008 гг. ежегодно из Армении выезжало около 50 000 – 60 000 сезонных работников, проводивших за рубежом примерно полгода, с мая по ноябрь. Большая часть этого потока (от 93 до 97%) направлялась в Россию, меньшинство – в США, Украину и даже в Турцию.

 

Собственно эмиграция в середине 2000-ых была незначительной. Экономика Армении росла достаточно быстро, даже опережая ожидания граждан страны (в 2000-2007 гг. рост ВВП нередко превышал 13%), в некоторые годы иммиграция превышала эмиграцию (в данном случае речь следует вести скорее о возвратной миграции тех, кто уехал ранее). Однако после стабилизации в середине 2000-ых, эмиграция из Армении начала нарастать. Интенсификация эмиграции была связана с несколькими факторами, среди которых мировой экономический кризис занимает центральное место.

 

Общий объем нетто-эмиграции из Армении в 2008-2014 гг., согласно данным о пограничного учета о числе пересечений границы, составил довольно внушительное число – около 250 тысяч человек, что явилось показателем нового всплеска эмиграции из страны после благополучного периода в 2002-2007 гг. Число выехавших в Россию из этого потока следует оценивать не менее чем в 200 тыс. чел. Из них около 35 тысяч человек – в 2014 году.

 

Продолжительный период экономического роста в Армении формировал все более завышенные ожидания относительно уровня жизни. Так, в 2002-2007 гг. индекс реальной заработной платы (т.е. с учетом инфляции) вырос на 147.6%, т.е. в 2.5 раз. Уровень жизни оставался довольно низким, однако Армения выглядела страной догоняющего развития и в случае продолжения темпов развития середины 2000-ых, казалось, можно было преодолеть отставание достаточно быстро.

 

Однако за период 2009-2014 гг. индекс реальной заработной платы возрос всего лишь на 8.2%. Естественно, что столь медленный рост, еще и с неравномерной динамикой в разных слоях общества, вкупе с некоторым повышением налогов и более значительным повышением уровня их собираемости, воспринимался населением как отсутствие роста или даже как снижение зарплат. Вдобавок ко всему, выросла безработица, в особенности просел строительный сектор. Спад экономики Армении оказался более глубоким, чем у стран, куда направлены основные миграционные потоки.

 

Данное описание могло бы служить исчерпывающим объяснением резкого всплеска эмиграционных настроений и, как следствие, эмиграции, если бы не еще одно обстоятельство. Кризис все же был преодолен экономикой Армении в 2012 году, страна вышла, пусть и на сравнительно медленный, но достаточно устойчивый рост. Казалось бы, эмиграция должна была снизиться, также как это произошло в случае с Литвой, где ситуация развивалась похожим образом (важным отличием было лишь направление эмиграции – если в случае с Арменией – это Россия, то в случае с Литвой – Швеция, Великобритания и др.). В 2013 году интенсивность эмиграции действительно начала снижаться. Однако это оказалось явлением краткосрочным. Почему?

 

Во-первых, в 2010 году открылся контрольно-пропускной пункт «Верхний Ларс» на границе между Россией и Грузией, что обеспечило облегчение транспортного сообщения между странами и сделало переезд более доступным. Если ранее практически единственным доступным способом было авиасообщение, то теперь действует большое число регулярных автобусов, в разы более доступных. Сама эмиграция из Армении в России как на сезонные работы, так и нередко – на постоянное место жительства, достаточно легка ввиду отсутствия визовых, языковых и прочих барьеров. Во-вторых, экономика России восстанавливалась после кризиса быстрее, чем экономика Армении и довольно быстро ощутила нехватку рабочих рук, что вылилось в повышение зарплат и сделало Россию более притягательной для трудовых мигрантов из Армении.

 

Увеличились масштабы сезонной миграции из Армении в Россию и увеличились сроки нахождения сезонного мигранта в России. Если ранее это было в среднем до 60 000 человек в год и полгода, то после 2010 года количество увеличилось до 80 000 и 9 месяцев (оценка автора на основе анализа ежемесячных данных пассажиропотока).

 

Неправильным было бы считать, что ежегодно на протяжении уже 15 лет сезонными мигрантами в России являются одни и те же люди. Во многих случаях (нет достоверных данных относительно процентной доли, однако она должна быть достаточно высокой) после нескольких лет сезонных работ, трудовой мигрант закрепляется в России и начинает предпринимать усилия по перевозке уже собственной семьи в Россию, а в сезонную миграцию вовлекаются уже новые люди. Как правило, период предварительной адаптации занимает около 5 лет.

 

Третьей причиной массовости волны является создание небольших трудовых коллективов, основанных на родстве и экономической кооперации выходцами из Армении. На практике это выглядит так: наиболее успешный мигрант, закрепившийся в России, приглашает своих родственников по мужской линии (к примеру, детей, племянников, братьев или двоюродных братьев), которые в случае успешной адаптации к российскому рынку труда, приглашают к себе уже свои семьи и новых родственников. Такие цепочки в конечном счете образуют «снежный ком», расширяющийся или по-крайней мере, не уменьшающийся со временем. Некоторые села, эмиграция из которых до последних времен была незначительной, в результате такой формы миграции, за последние годы потеряли значительную часть мужского, а то и всего населения, что безусловно негативно отражается на социальной структуре оставшегося населения.

 

Четвертой причиной столь массовой эмиграции я бы назвал социальный пессимизм, массово присутствующий в армянском обществе уже достаточно давно и, по всем признакам, расширившийся в годы кризиса. Доверие к большинству общественных и политических институтов находится на беспрецедентно низком уровне и снижалось все последние 6 лет. Массовое распространение получило представление о том, что у Армении нет экономического будущего, соответственно, нет его и у тех, кто остается в ней жить. Это представление рефреном присутствует в большинстве решений об эмиграции.

 

Сюда же следует отнести и сам дискурс об эмиграции. И так значительная эмиграция из Армении многократно преувеличивается в СМИ и в общественно-политическом дискурсе в качестве аргументации к определенным политическим тезисам. Представление о том, что эмиграция является нормой, а отказ от нее – исключением, также стало превалировать в общественном дискурсе. Это обстоятельство в свою очередь, оказывает давление на тех, кто колеблется относительно решения об эмиграции в сторону принятия такого решения.

 

Факторы психологического свойства многочисленны и нуждаются в дополнительном исследовании. Очевидно лишь, что восприятие реальности совершенно необязательно этой реальности должно как-то соответствовать, а бедность может быть далеко не единственной причиной эмиграции. Более того, среди более состоятельных граждан Армении эмиграционные настроения лишь еще более распространены.

 

Не стоит списывать со счетов и такой фактор как степень распространенности ксенофобских настроений в России и предубеждений в отношении выходцев из Кавказа в частности или с юга – в целом. В середине 2000-ых неонацистские группировки проявляли значительную активность, регулярными были сообщения об убийстве армян-студентов или рабочих в России. Сегодня таких случаев стало принципиально меньше, об этой проблеме практически забыли в Армении и не учитывают как фактор потенциальные мигранты. Отметим также, что активность неонацистских группировок стала не последней причиной волны возвратной миграции из России в Армению в середине 2000-ых.

 

Если смотреть на эмиграцию только с эконометрической точки зрения, то за последние 6 лет она не должна была приобрести такой размах, поскольку Армения потеряла около 30 000 рабочих мест и даже если большинство из этих работников содержали отдельную семью, общее количество не должно было превысить 120 000 человек, а как уже было отмечено, в действительности уехало 250 000, из которых порядка 200 000 – в Россию.

 

Если же смотреть на ситуацию с точки зрения институтов, то в Армении не имела место деградация государственных институтов, напротив, они стали работать более эффективно, и Армения повысила свои позиции во многих соответственных международных рейтингах. Однако политические причины, за исключением описанной выше небольшой волной эмиграции в 2008 году и псевдополитической – социального пессимизма, нельзя рассматривать в качестве доминирующих факторов, тем более что если учесть, что значительная часть мигрантов направляется в Россию, в которой состояние с политическими свободами явно не лучше, чем в Армении, это нельзя сколько-нибудь серьезно воспринимать (тем более, что и многие из тех, кто направляются в Западную Европу, едут туда за статусом беженца, жертвуя своим социальным статусом ради надежды на благополучие и, кстати, примерно в 99% случаев получают отказ).

 

На 2015-2016 годы также нельзя прогнозировать сокращение эмиграции из Армении в Россию. Фундаментальные причины эмиграции не устранены, способствующие миграции факторы сохраняют свое действие. Экономическая нестабильность в России также отзывается эхом и в Армении и, поэтому она не стала причиной сокращения эмиграции. Вступление Армении в Евразийский Союз сохраняет возможности для армянских граждан найти работу на рынке труда России и это будет еще одним фактором сохранения миграционных потоков на прежнем уровне.

 

Тем не менее, вышесказанное – лишь проекция современных тенденций в будущее. Каким оно будет и как изменит вступление Армении в ЕАЭС характер и объем миграционных потоков, покажет время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *