Расово-романтическая национальная идеология: ее привлекательность и последствия

В последнее десятилетие на постсоветском пространстве стали очень популярны разного рода псевдонаучные и околонаучные расовые теории —  у каждого народа свои.  В этих теориях рассказывается о величественной древнейшей истории данного народа, его особенном происхождении, особенностях его расы, о его великих предках и их величайших достижениях.

Сотни опубликованных книг красочно и складно повествуют читателю о древних цивилизациях, о происхождении народов, богах, высших и низших расах, и конечно же о его народе, находящемся в эпицентре этих процессов, и давшем миру очень многое. Шумеры, атланты, гипербореи, инопланетяне, фараоны, лемурийцы, арии – эти и многие другие термины на слуху у националистично настроенных патриотов в интернете, в художественно-пропагандистской литературе, а порой и на телевидении.

Эти рассказы о расовом происхождении складно стыкуются и с историческим романтизмом — идеализацией и художественной подачей своего далекого прошлого (будь то современные картинки древних ариев, или наспех сколоченные мифы и легенды), и с популярным ныне на всем постсоветском пространстве национализмом.

Популярности  подобных теорий способствует особенность нашего времени — доступ к развитым информационным коммуникациям, а так же отсутствие фильтрации публикуемых материалов на предмет их авторитетности и научности. Как результат, — в социальных сетях ситуация сегодня такова, что практически в каждом сообществе обязательно увидишь пару тройку «золотокудрых ариев», со свастиками и собранными ими по всей сети фотографиями белокурых детишек.

На первый взгляд, этот исторический романтизм и нарциссический национализм выглядят как безобидная причуда. Однако, при приближении, выпирают некоторые аспекты этого причудливого движения: высокая политизированность этих сообществ; за увлеченными юношами-студентами проглядывается интерес взрослых людей имеющих соответствующую биографию; взаимные обвинения представителей различных подобных течений в работе со спецслужбами. Все это происходит на фоне ощутимой организованной работы: многочисленные публикации, видео-фильмы, качественно отпечатанная художественная литература, складно-сложенные агитационные материалы.

Перечисленное  вынуждает рассмотреть подробнее некоторые особенности подобных течений: откуда они возникают, в чем их привлекательность, к каким они ведут последствиям, и кто в этом может быть заинтересован.

 

Где создаются или «дорабатываются» и распространяются эти идеологии

Для начала рассмотрим происхождение этих идеологий – таких разнообразно адаптированных под каждый народ, но в тоже время очень похожих.

Сегодня уже не удивляют такие словосочетания, как «Социокультурное конструирование этнической идентичности», «демонтаж народа», «война за историческую мифологию», «создание национальных героев» и т.п. В публичных изданиях открыто пишут о методах влияния на массы, о создании политических и исторических мифов, направленных в прошлое и будущее, о символизме и т.п.

Такая открытость неудивительна – современное общество образовано и живет в мире доступных информационных коммуникаций. Процессы, о которых общество еще в начале 20 века даже не подозревало (например, конструирование «социалистических наций» по указанию верховной власти СССР), сегодня уже не являются секретом и имеют свое доступное описание.

Сегодня не является секретом, что  аналитические центры развитых стран имеют научные исследования  — изучают социум и психологию человека, открыто пишут о методах влияния на массы, изучают методику создания политических и исторических мифов, направленных в прошлое и будущее. Исследуют разного рода идеологии – то, как создаются идеологии, какие имеют особенности, и как влияют на массы.

Идеологическая продукция таких центров, применялась и в начале 20 века, и тем более совершенствуется и используется сегодня.

Не являются исключением и «расово-романтические теории», которые либо подхвачены и обработаны этими центрами, либо изначально выращены в них.

 

Чем «ведущий» отличается от «ведомого»

Когда речь идет о манипулировании, в данном случае  — управлением сообществами людей в политических интересах, то возникает вопрос: какими качествами обладает «ведущий» — манипулятор, и объект его манипуляций – «ведомый».

Выше мы писали об институтах, и центрах создания идеологий в развитых странах.

Страны с развитой государственностью имеют: свою национальную идею и реализующие ее национальные проекты, качественную аналитическую базу, позволяющую этим странам ориентироваться в историческом процессе (а может быть и направлять его).

Политический ресурс развитых стран, в том числе и продукт деятельности их аналитических центров, направлен на реализацию своего видения мировой  или региональной системы.

Такие силы знают чего хотят, имеют качественную интеллектуальную базу, ставят перед собой задачи для достижения своих целей, предваряя их в жизнь, меняют мир вокруг.

Объектом воздействия являются основы современного мира: финансовая система, структура экономики, высокие технологии (в науке, военном деле, экономике и медицине), типы правления принятые в странах, структура общества (какими должны быть связи и отношения в обществе, уровень его религиозности, вид системы образования, типы социальных стимулов, степень традиционных убеждений и свободы сексуальных связей), политические процессы (например, создание политических союзов или противоречий) и т.д. и т.п.

Среди инструментов для реализации этих задач и подзадач находят свое место и методы информационного воздействия  — внедрение в массы тех или иных идеологических моделей (или целых комплексов взаимодействующих друг с другом идеологий) – для внедрения как внутри своей страны, так и для экспорта в другие страны.

Итак, страны с развитой государственностью имеют свою национальную идею, воздействуют на основы современного мира, и среди многих прочих методов используют и популяризацию разных идеологий, в том числе и «расово-романтические идеологии».

Неразвитые страны наоборот – не имеют своей национальной идеи, и ресурсов для анализа и ее продвижения, а «расово-романтические идеологии» в них претендуют на пустующее место национальной идеи. То что создается развитые странами как метод достижения цели, в неразвитых странах подхватывается и претендует на национальную идею.

А в странах с неразвитой государственностью, люди увлекаются  и идут за созданными для них идеологиями  – о  свойствах и происхождении которых они не имеют представления.

 

В чем привлекательность расовых теорий?

Рассмотрим, что привлекает молодых людей в диаспоре и теперь уже в Армении в расово-романтических теориях.

  1. Людей всегда интересуют ответы на волнующие их загадки – о непонятном и далеком. Расово-романтические теории используют это любопытство людей – складно и увлекательно дают свои ответы заинтересованному человеку в противовес скучной научной литературе, требующей самостоятельного  изучения. Тут наоборот – все сходится. Сходится красиво и интересно – легенды, мифы, красочные иллюстрации с одетыми в золотые доспехи ариями и прочими (в зависимости от теории) великими предками. При этом, в отличие от народной мифологии, эти «учения» претендуют на научную истинность.
  2. Расовая теория льстит национальной гордыне и самолюбию – ведь на основе этой литературы ты уже особенный, ты лучше многих других народов уже по праву происхождения (ты принадлежишь к «великой цивилизации», а они, остальные, — либо «дикие племена» либо «паразиты» — в зависимости от степени расизма в теории).

Понятно, что далеко не все инициаторы этих теорий сами прямо говорят о превосходстве той или иной расы. Далеко не всегда явно говорится, какая раса или нация является дружественной или враждебной  (это все же может караться законом, да и может ударить по имиджу идеологии и ее вдохновителя). Однако тезисы о расовом превосходстве отчетливо вытекают из подобных теорий, так же как и оценка взаимоотношений с теми или иными нациями, религиями, расами. Естественно эта оценка проявляются и в высказываниях последователей подобных теорий. Как говорится «судите о корнях дерева по плодам его».

  1. Для молодых людей живущих в диаспоре, в обществе, в котором процветают национальные конфликты и существует мода на расовые идеи, высока вероятность вовлечения в эту моду. Трудно остаться в стороне, когда «расово-заинтересованными патриотами» являются те, среди которых ты живешь, со многими из которых ты вырос, когда они интересуются особенностями происхождения твоего народа – чтобы решить «друг» он или «враг». И особенно когда кто-то рядом продвигает аналогичную теорию в среде твоего народа.
  2. Зачастую подобным теориям могут быть подвержены молодые люди, которые тянутся к своим этническим корням, к своим соотечественникам. Если их интерес не удовлетворяется адекватными источниками, а национальные амбиции не направляются в русло реальной национальной деятельности, то они легко могут оказаться на лекциях псевдонаучных деятелей, рассказывающих увлекательные истории и намекающих на интересные связи. Это чаще характерно для представителей диаспоры – живущей в отрыве от материковой Армении. Подробнее об этом, на примере одной из армянских диаспор, можно прочесть в статье «Армянская диаспора России: поиск нравственных ориентиров и дефицит информации». В статье рассматривается ситуация, при которой отсутствие эффективной работы со стороны Армении, диаспоральных организаций и ААЦ приводят к информационному голоду и «утечке» молодежи в те или иные движения.
  3. Осознанное или подсознательное стремление некоторых людей получить поддержку и защиту со стороны «расово близких» народов и стран. Как же это приятно не чувствовать себя одиноко перед серьезными вызовами, и ощущать себя частью могучего «расового союза» – пусть и виртуального.

 

 

Неизбежные негативные последствия

Рассмотрим, какие последствия несет с собой внедрение в армянском обществе художественно-привлекательной расовой идеологии.

  1. Манипуляция армянскими общинами. Расовая романтическая идеология становится объектом политических манипуляций, и, конечно же, используется заинтересованными сторонами.

Создание нужного контента о «древнем прошлом», особенном происхождении и «расовой миссии» тех или иных народов, позволяет манипулировать отношениями между народами – здесь и сейчас, в настоящем времени. Причем позволяет это делать, даже не имея доступа к факторам реальных отношений (не создавая или не разрушая экономических связей, не создавая или разрушая политических союзов в области реальных отношений и т.п.)  На начальном этапе работа ведется лишь на уровне сознания, путем информационного воздействия.

Закладывая нужный контент под подобного рода теории, можно направлять сближение армянской молодежи с теми или иными народами, или неприятие ими других народов- на условиях приемлемых манипулятору. Заложенные в основы простые, на первый взгляд нейтральные, «декларации» о своих «исторических» отношениях с другими народами на самом деле носят акцентированный характер. Они призваны направить общественно-политические отношения между народами в ту или иную сторону; порождая те или иные факторы, сближающие с одними народами и контролируемую изоляцию от других народов.

Подобные «декларации» выглядят как признание или отрицание той или иной культурно-исторической, региональной общности, генетических связей  с теми или иными народами и пр.  Конечно, для вовлеченной в это молодежи процессы сближения, изоляция, и другие политические рокировки, происходят незаметно на фоне красивых и увлекательных патриотических историй. Но зато эти процессы хорошо понятны их организаторам, стоящим за созданием контента той или иной расово-романтической теории, и корректирующим те или иные акценты «исторической самоидентификации».

  

  1. Ассимиляция диаспоры в «братской расовой среде».

Понятно, что ассимиляционные процессы в диаспоре существуют всегда – вопрос лишь в интенсивности этих процессов. Казалось бы, громкие тезисы о своем историческом величии и своей исключительности, должны подвигнуть расово-увлеченных людей на моноэтнические браки.

Но как нетрудно догадаться из предыдущего пункта, де-факто расовую теорию сопровождает информация о народах «исторически близких», «братских» (расово, генетически, политически) и «не братских» народах. Примечательно, «братскими» или «не братскими» народы определяют кураторы тех или иных расовых движений. Это, конечно, отражается и на ассимиляционных процессах, если речь идет о диаспоре, живущей в «расово-близкой» среде.

Как пример, расово-одержимый патриот, может  гневно осуждать лишь браки армян с другими народами Кавказа, и при этом гордиться «матушкой Суворова» — великого русского полководца, «красавицей Сати Спиваковой» и т.п.

Одно дело, на словах декларировать стремление о сохранении своей национальной идентичности. Другое дело, когда молодые люди и девушки сначала увлекаются расовыми теориями, публикуют фотографии расово-правильных белокурых детишек в армянских социальных сетях, а после этого узнают от своих кураторов о том, какой народ и внешний облик им близок по расе, генетике, фенотипу и т.д. Как правило, речь может идти  о «титульной нации».

 

  1. Удар по столпу культурно-религиозной идентичности и возможность подменять общественные заповеди.

Сегодня мы живем в де-факто пострелигиозном обществе, в котором Армянская Апостольская Церковь в реальности представляет собой бюро по оказанию ритуальных услуг, нежели занимается духовно-просветительской деятельностью и всерьез желает спасти души своих прихожан. Тем не менее, армянская христианская церковь является столпом культурно-религиозной идентичности армянского народа, что особенно характерно и жизненно важно для диаспоры.

Очевидно, что пропаганда в пользу «арийских богов», означает отход от ААЦ и наносит удар по этому столпу. При этом, как не трудно догадаться, зачастую именам армянских «арийских богов» сопоставляются их аналоги среди таких же богов «расово-братских» народов.

В значительной степени данная ситуация является результатом некачественной и не искренней работы ААЦ. Служители ААЦ позволяют приходить в церковь хоть не трезвым, хоть в вызывающей одежде. Главное приходите, ставьте свечки, крестите и пользуйтесь другими услугами. 

При этом, в реальности вряд ли можно говорить, что смещение от ААЦ к арийствующему мифологическому повествованию даст армянам Спюрка качественно-новую религию.

Не стоит игнорировать и такой фактор, который пока кажется не существенным: «расово-романтическая теория» позволяет воздействовать на нормы морали, т.к. она, в отличие от ААЦ, не ссылается на признанный и зафиксированные тысячелетиями источник заповедей (Библию).

Манипулятор, стоящий за всеми этими красочными арийскими повествованиями, при необходимости, может подменить ту или иную моральную установку, ссылаясь на свою литературу и свои интерпретации. Например, объявив тот или иной дресс-код «нашим подлинным», или те или иные нормы в области отношений между мужчиной  и женщиной «своими» или «чужими-навязанными». Для этого надо лишь «обосновать» свой тезис, ссылаясь на то, «так жили наши боги» и «закулису, навязавшую чуждое». Стоит отметить, что некоторые элементы этого уже можно встретить, например призывы к «свободным отношениям» часто обосновываются апелляциями к язычеству, приводятся в пример «свободные отношения» между богами из дохристианских мифологий разных народов, и т.п.

 

  1. Внутриармянское противостояние.  Наличие нескольких несовместимых идеологий внутри одного общества далеко не всегда ведет к «конкурирующему развитию». Практика показала, что теория расового романтизма, пытаясь реализовать вышеописанные в пунктах 1-3 установки, влечет за собой конфликты в армянском обществе, и отнимает ресурсы армянского общества на внутриармянское противостояние.

  1.  Отсутствие конкретной задачи и конкретных путей ее достижения

Расово-романтическая идеология претендует на роль национальной идеи, не являясь таковой, и тем самым в сознании своих последователей занимает место, которое могла бы занимать более адекватная и полноценная идея. Национальная идея должна иметь цель и концепцию того, каким должно быть общество сегодня и завтра; показывающие путь к достижению к цели; концепцию развития общества, основанную на знаниях, аналитике, и конкретных критериях, показывающих продвижение во всех областях деятельности.

В расово-романтических теориях это не предусмотрено — не для этих задач они продвигаются. Максимум, на что могут претендовать рассказы о «великой расе» и «золотокудрых ариях»  — это поднятие собственной самооценки и дополнительной стимуляции к действиям. Хотя, тут возможен и обратный эффект — на почве своего «величия по праву происхождения» многим уже не захочется прилагать реальные усилия для личностного либо общественного развития.

 

Кто использует подобного рода идеологии

Рассмотрим заинтересованные стороны.

  1. Желающие управлять армянскими общинами в диаспоре и их поведением.

Расово-романтическая идеология может использоваться заинтересованными силами в странах, в которых живут крупные армянские общины, с целями описанными в разделе «последствия расовых теорий»: манипулирование межнациональными отношениями в многонациональной стране; ускорение ассимиляции диаспоры; «усложнение» общины, что делает ее более замкнутой на собственных противоречиях, и дает больше рычагов воздействия на нее; экспорт этой идеологии через общину в Армению. Речь идет о силах, намекающих на свои связи в структурах этих стран.

  1. Военно-политическиепротивники Армении.

Также подобные теории используются геополитическими противниками Армении. Естественно, что эти страны вели бы антиармянскую работу и в случае полного отсутствия всякого рода «армянских расистов». Однако сегодня наличие данных групп также используется турецко-азербайджанским тандемом. Турция и Азербайджан активно работают на всех уровнях с теми народами и регионами, которым противопоставляют себя последователи указанных теорий.

Одно из основных направлений этой деятельности — попытка противопоставить армянский народ другим народам; изолировать армян, искусственно увеличив число противников Армении и армян. В частности, в Израиле, пользуясь наличием в армянской среде «арийствующих фашистов», Армению и армян пытаются позиционировать как «антисемитов, фашистов и расистов». Пользуясь кавказофобией, внедряемой среди «армянских арийцев» в РФ, среди народов Кавказа ведется агитация, представляющая армян внерегиональным фактором, пришлым и враждебно настроенным этническим элементом.  В Европе армян пытаются представить  как «моноэтничных ультранационалистов, антисемитов», и т.п.

Туркам и азербайджанцам есть на кого сослаться – ведомые «арийцы» хоть и немногочисленны, но очень уж крикливы и шумны. Эта антиармянская работа Турции и Азербайджана  организованна на государственном уровне. Она представляет собой комплекс мер, как то:

— Деятельность спецслужб Турции и Азербайджана. Примечательно, что как турецкие, так и азербайджанские спецслужбы держат «руку на пульсе», имея постоянный контакт со своими общинами и эмиссарами, перед которыми ставят четкие задачи;

— Антиармянская государственная пропаганда Турции и Азербайджана, основанная на лжи и фальсификациях исторических фактов, а также антиармянская работа, проводимая ими видом международных культурно-исторических проектов.

— Крупные бизнес-вложения турецкого и азербайджанского капитала, курируемые спецслужбами этих стран в интересующих их регионах.

Подробная картина этой работы — тема отдельной статьи, однако отметим, что речь идет о работе азербайджанских и турецких спецслужб в регионах Южного и Северного Кавказа, Израиле и мусульманских странах.

При этом, следует отметить, что у истоков «родноверия» (не системно-пропагандистского, а на уровне личностных взглядов) можно выделить небольшую протестную часть армянского общества, заявившую о себе в конце 80-х годов прошлого века – в период краха СССР, нарастания нагорно-карабахского конфликта и других потрясений.

Представители этой общественной группы скептически относились к армянской партийной номенклатуре и церковно-бюрократическому аппарату — к их воззваниям, как к «советскому центру», так и к многострадальности. Обращаясь к теме «языческих богов», эти люди выражали свой протест против существующего на тот момент армянского этнопсихологического шаблона – шаблона «печальной армянской судьбы» и молящего армянского ожидания справедливости и защиты как со стороны советско-интернациональной, так и со стороны европейско-христианской системы мироустройства. Среди этой группы были и воины-добровольцы начинающегося Арцахского освободительного движения.

Однако, в последствии тема «нашей подлинной» дохристианской  религии была подхвачена другими силами, и превращена в управляемое пропагандируемое политическое течение.

 

Как это могло бы быть

Стоит отметить, что сами по себе подобные теории не представляли бы угроз, описанных выше, если бы армянская государственность была бы более развитой, и соответствовала бы описанному выше странам с развитой государственностью.

Т.е. если бы имела:

  1. Интеллектуальную базу – включающую, в том числе, и разработки в области социологии, в области формирования и применения исторических мифов (внутренних и экспортируемых), и т.п.

  2. Имело бы свою национальную идею и стратегическое планирование, в рамках которых применялись бы среди прочего и  описанные социологические разработки.

  3. Имела бы необходимые для этого ресурсы  — в частности кадровые и материальные.

 

В таком случае, при наличии необходимой ресурсной и интеллектуальной базы, армянское государство само могло бы создавать «национальную мифологию», и проводить в жизнь свои программы, наводить контакты с различными как армянскими, так и не армянским группами. И тогда с этими же «расистами-ариями» качественно работало бы соответствующее армянское государственное ведомство.

Однако, как не трудно догадаться, Армения (и тем более армянская диаспора) не удовлетворяет перечисленным критериям, и сама является объектом воздействия чужих разработок.

Это имеет свое объяснение: молодость и слабость армянского государства, которое просто еще не дошло до необходимого уровня стратегического видения и планирования; не имеет сформулированной национальной идеи (в регионе и мире); и резко ограниченно в ресурсах.

В результате армянское государство не проводит соответствующую работу ни в Армении, ни в диаспоре.

 

Итог

Резюмируя, можно подвести краткий итог. На сегодня упомянутые «расово-романтические» теории не несут какой-либо позитивной нагрузки для Армении и диаспоры. Очевидные же минусы таковы:

  1. Реальная изоляция Армении и армян, при виртуальной «реинтеграции» с расовыми «родичами».
  2. Внешнее управление и манипулирование армянской общиной, либо частью общины.
  3. Внешне управляемое влияние на массовое сознание, как других народов, так и самих армян.
  4. Внешне управляемая конфронтация внутри армянского общества.
  5. Закладывается фундамент под управляемый конфликт армян с другими народами.

 

Следует подчеркнуть, что даже если убрать все эти аспекты, ныне бытующие расово-романтические теории, претендуя на роль национальной идеи, не дают ответов на вопросы:

— Не предлагают качественного анализа сегодняшнего «нового времени», и стоящих перед Арменией вызовов и задач.

— Не предлагают конкретных программ и путей их достижения.

— Увлечены художественно-героическим повествованием, декларированием общих идеалов-пожеланий.

Ввиду этого, можно однозначно утверждать, что популяризируемые в армянском обществе расовые-романтические теории не тянут на роль национальной идеи. На сегодня они являются лишь инструментом, а в каких-то случаях – слепым орудием в руках внешних сил, в том числе — враждебных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *