Армянский бунт: осмысленный и компромиссный?

Конец июня и начало июля 2015 года в Армении запомнятся мощной и в чем то уникальной акцией протеста.

Что произошло и какие выводы сделают власть и гражданское общество?

Попытаемся разобраться.

Причина протеста 

В мае ЗАО «Электрические сети Армении» («ЭСА» — дочерняя компания российской «Интер РАО ЕЭС») представила в Комиссию по регулированию общественных услуг (КРОУ) Армении заявку о повышении тарифов на электроэнергию, которую оппозиция и значительная часть общества Армении посчитали абсолютно необоснованной и служащей лишь интересам данной компании. В настоящее время тариф для населения составляет 41,85 драма за 1 кВт/ч днем и 31,85 – ночью. В заявке «ЭСА» предлагалось повышение до 58 и 48 драмов соответственно.

17 июня КРОУ частично удовлетворила заявку ЗАО «ЭСА» о повышении тарифов на электроэнергию. Согласно решению тарифы на электроэнергию должны повысится, но не на 17 драмов, а на 6,93 драма. Принятое решение КРОУ РА должно было вступить в силу с 1 августа. Однако, позже в результате протестов, действие этого решения было приостановлено.

Компания «ЭСА» утверждала, что вынужденна повышать тариф из-за того, что при нынешних ценах она работает в убыток и у «ЭСА» накопились долги. Армянская оппозиция и активисты в свою очередь указывают, что долги компании — результат  неэффективного управления, необоснованно больших зарплат топ-менеджмента компании, и больших трат с коррупционной составляющей. Кроме того, «Интер РАО ЕЭС» в своем отчете указывает, что в Армении предприятие работает с прибылью.

Еще одним катализатором напряжения послужило поведение главы «ЭСА» Е. Бибина  — он не явился на обсуждения в парламент Армении, на заседание КРОУ, а после того как власти Армении утвердили повышение тарифа на 17%, а не на 40%, Бибин заявил, что в таком случае Электрические сети будут работать со сбоями. Многими это было расценено как угроза и шантаж.

Сам протест 

Акции протеста в связи с повышением тарифа на электроэнергию в Ереване начались с 19 июня. На рассвете 23 июня полиция применив водометы разогнала сидячую акцию протеста на проспекте Баграмяна в Ереване, 240 человек были задержаны. На следующий день протесты продолжились, задержанные были освобождены, а полиция установила контакт с организаторами митинга для избежания провокаций. Протестующие вновь перекрыли проспект Баграмяна. Власти начали расследование правомочности действия полицейских в отношении журналистов.

Президент Армении неоднократно предлагал участникам акции выбрать представителей для встречи с ним, однако это предложение было отвергнуто. Участники акции заявляли, что у них лишь одно требование — снижение тарифа, и они его обсуждать не намерены. Они также подчеркивали, что она носит социальный, и не политический характер.

26 июня президент Армении заявил, что власти страны вынужденно пошли на столь непопулярный шаг и предложил провести аудит компании «ЭСА». На следующий день С. Саргсян отметил, что пока будет проходить аудит, граждане Армении будут платить по прежнему тарифу, а все бремя увеличения тарифа возьмет на себя правительство. Вечером 27 июня, координаторы движения «Нет грабежу» сочли заявление президента Армении частичной победой и, призвав разблокировать проспект имени Баграмяна, направилась на Площадь Свободы, где уже 29 июня заявили о прекращении митинга.

Другие демонстранты остались на Баграмяна, который перекрыт ими с 23 июня, хотя число активистов сильно сократилось. Полиция предупреждала, что если демонстранты не разойдутся то будет применена сила и 6 июля полицейские разблокировали проспект Баграмяна, 60 участников акции были задержаны и вскоре освобождены. Примечательно, что пока митингующие находились на Баграмяна, каждое утро они начинали с уборки территории, а с 23 июня настрой участников акции был довольно позитивным, а митинг посетили даже несколько свадебных пар.

Сила в отсутствии лидеров 

Мощь акции, и об этом писали уже некоторые эксперты, состояла помимо прочего и в том, что у акции не было лидеров, политических требований и политического лица. На лидера можно надавить, на него можно повесить ярлыки, вспомнить старые грехи, или придумать новые. Когда лидера нет, приходится критиковать все движение, а когда его полностью поддерживает народ, получается что надо критиковать свой народ, а это не самая разумная тактика.

Предварительные итоги 

Основная цель акции достигнута — власти остановили действие нового тарифа, вплоть до проведения аудита в компании «ЭСА». Хотя это решение временное, но важно, что сейчас власти услышали общество и остановили процесс.

Многие пользователи соцсетей усмотрели выгодную Армении взаимосвязь, причем как властям, так и обществу, в следующих событиях. Именно во время акций протеста в Ереване, которые в Москве некоторые круги расценили как начало «майдана», Россия выделила Армении льготный кредит в $200 млн. на закупку российского вооружения (в Армении неоднократно озвучивали недовольство крупными — на $4 млрд. — поставками российского вооружения в Азербайджан), Евразийский фонд стабилизации и развития выделил кредит в $40 млн. на нужды сельского хозяйства Армении, а Россия передала Армении дело Пермякова — российского военного, подозреваемого в жестоком убийстве семьи в Гюмри. Ранее в Армении уже были митинги с требованием выдачи Пермякова, однако тогда они к результату не привели. Более того, многочисленные эксперты объясняли армянскому обществу, почему выдача невозможна. Сейчас же, хотя митингующие о деле Пермякова не говорили, передача состоялась.

Все перечисленные факторы можно расценить как победу демонстрантов. С другой стороны инициатива «Нет грабежу» также пошла на компромисс. После того, как было объявлено решение президента об аудите в ЭСА и действии старых тарифах, инициатива «Нет грабежу» покинула проспект Баграмяна.

Еще один важный вывод — власти полностью контролируют политическое поле Армении, но недостаточно контролируют общественное. И это, вероятно, теперь понимают и обсуждают в самой власти. Какое решение там могут принять — чуть ниже.

Особенности бунта 

Можно выделить важные особенности бунта в Армении. Бунт действительно был очень осмысленным. Люди протестовали против конкретного решения и действий конкретной компании. При этом, участники акций не выдвигали политических лозунгов, не требовали смены внешнеполитического курса, смены властей и пр. То есть люди все понимают. Но и грабить себя не дадут.

Власти Армении также действовали очень осмысленно. В тот момент, когда у протестующих накопилась агрессия, чувство безнаказанности толпы, посыпались оскорбления на полицейских и прочее, власти проявили жесткость. 23 июня акция была разогнана и разогнана жестко. Власть показала — протестовать можно, но если будут перейдены границы, власть задействует все имеющиеся механизмы. Но только жесткостью такие вопросы не решаются, по крайней мере в Армении. Власть проявила и толерантность. Митингующим дали возможность продолжить акцию, даже вновь перекрыть Баграмян, но уже на других условиях — взаимодействия с полицией с целью недопущения провокаций, оскорбления полицейских и атмосферы вражды, которая к 23 июня уже проявлялась.

Затем власть попыталась выявить лидеров бунта. Вероятно, именно с этой целью президент Армении неоднократно приглашал 5-10 представителей демонстрантов на переговоры. Митингующие отказались — наверняка также понимая, какая это ответственность. В итоге члены Координационной группы «Нет грабежу» все же взяли на себя ответственность — после заявлений президента о приостановлении действия тарифа именно с ними полиция вела переговоры и именно они ушли на Площадь Свободы.

Важной особенностью стали отношения протестующих с полицейскими — после 23 июня они стали даже дружелюбными. Полицейские, во главе с замначальником полиции Валерием Осипяном или другими высшими чинами Полиции, прогуливались с среди протестующих, дружелюбно общались с ними. Сами протестующие пытались угощать полицейских едой и напитками.

Выводы для гражданского общества 

Самый главный вывод — за свои права можно и нужно бороться. Не жаловаться, не хаять страну и народ, а бороться. Если правильно формулировать цели и выбирать методы, то можно достичь желаемого результата. За права надо бороться, иначе их будут попирать. У нас сейчас это так.

Да, власть не считается с жалующимся обывателем, но очень даже считается с протестующим гражданином. Не может не считаться с ним. По крайней мере в нашей стране это так.

Еще один важный вывод: «верхи» резко и жестко реагируют, когда речь идет о смене власти, но способны к компромиссам — и кстати совсем недавно такое уже было. Речь идет об отмене решения о повышении стоимости проезда на транспорте.

Выводы для властей

Какие выводы сделала власть? Ответ на этот вопрос очень интересен. С одной стороны власти, а точнее многие ее представители, с некоторых пор впали в некое спокойствие, вызванное самомнением. После капитуляции Гагика Царукяна, чиновники посчитали, что они полностью все контролируют, что против них невозможно выйти (девиз «mer dem khagh chka»). Народ может чего то не знать или не понимать, но эмоционально он хорошо все чувствует. И вот эту чванливую самоуверенность чиновников, зачастую игнорирующих интересы своего народа, народ почувствовал и был раздражен. Потому и показал — он может сыграть.

Но, что поняли люди принимающие решения на Баграмяна, там куда протестующие не дошли? Что они полностью контролируют политическое поле, но недостаточно — общественное? Это так. И что власти будут делать в связи с этим? В общем то вариантов немного: усиливать контроль еще и за общественным полем или же менять стиль управления. Возможно власти увидят обеспечение собственного спокойствия ударив по рукам, которые поддерживают все акции протеста в Армении. Да, предположим рука поддержки была (и даже предположим, что это рука второго президента Армении), но ведь не она подняла народ. Вообще, во всех акциях можно увидеть руку противника, но ведь противник лишь пользуется ситуацией, а не создает ее. Так было с повышением тарифов на транспорт, и с повышением тарифа на электричество.

Власти считают, что без поддержки извне любое движение против них обречено на поражение, а с внешними силами они договорятся. Пока это так, но что будет если эта ситуация изменится? Да и следует ли создавать ситуацию, при которой общественность готова восстать, но не может из-за отсутствия внешней поддержки? Следует ли быть в такой зависимости, если можно снизить градус напряжения в обществе?

Властям надо понять, что важно не только то, какие решение принимаются, но и как они обосновываются, как их необходимость доносится до общественности. Зачастую это делается в довольно неприятной форме. Создается впечатление, что некоторые чиновники считают, что не нужно утруждаться и объяснять что либо людям. С другой стороны, порой и объяснить то действия властей нелегко. В итоге — недоверие.

Ну, а самое главное, властям надо понять, что они действительно слуги народа (та самая фраза которая вывела из себя начальника Полиции). Что не народ создан работать для блага властей, а власти должны работать во благо народа. Мы не утверждаем, что власти ничего не делают. В Армении сведен к минимуму уличный криминал, реформируется налоговая система, Армения занимает первые места среди стран СНГ в рейтингах свободы прессы, экономической свободы и пр. Однако есть другие важные аспекты — властям надо избавляться от феодальных замашек, перестать считать своих граждан своим податным населением, и самое главное — работать на развитие страны.

Если власти всего этого не сделают, то контроль политического, да и общественного поля может не сработать. Тем более, что внешняя сила в любой удобный для себя момент может начать свою игру на нашем внутреннем поле. И договоренности могут не сработать.

Не надо забывать, что именно простые граждане страны платят налоги и самое главное — защищают страну с оружием в руках. В нашей истории уже были периоды, когда армянская армия была сильна и успешно воевала на поле боя, но народ уже не хотел той власти, устал от нее, от ее несправедливости. В итоге мы потеряли слишком много. Надеемся нынешние власти поймут — если они не будут выполнять своих функций, то они станут просто не нужны народу. И тут либо власть уйдут, либо народ уйдет.

Народу нужны справедливость и экономический рывок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *